Баба Яга, или что вас ждет в гостях у многодетных


baba-yagaПоследнее время, когда ко мне приходят в гости подружки с детьми, я все чаще стала напоминать себе злобную тетку. Казалось бы, своих детей уже трое, должен бы и иммунитет выработаться к определённым вещам, но нет, я часто ловлю себя на том, что каким-либо образом ограничиваю или поучаю чужих детей: с едой из кухни не выходить, печеньем крошить над столом, разуваться только на коврике, уличную одежду снимать сразу, пластилин — только на картоне, фломастеры — по выдаче и под присмотром ответственного родителя, играть — в специально отведенных местах, мяч — только в прихожей и т.п.

Сначала я долго переживала по этому поводу, а потом поняла, что это не злобство, это — инстинкт самосохранения. Можно сколько угодно строить из себя либеральную мать, мол, я своим детям ничего не запрещаю, или чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не мешало старшим лясы точить. Но ясное понимание того, что останется тебе после такого либерализма по уезду гостей быстро активирует в голове режим средней строгости. Поэтому замечания, к которым давно уже привыкли свои дети и которым они, по мере сил, следуют, начинают сыпаться и на чужих.

Простой пример для наглядности. Один ребёнок = одна пара резиновых сапог. Если промазал разуться мимо коврика 2х1,5м, это также равняется одной грязной луже на полу и нескольким кучкам песка, ссыпавшимся со штанов во время раздевания опять же не на месте, а где-то рядом. Не беда, подотрем, подметем как нечего делать. Так и было, пока ребёнок один. Ну не ругать же заигравшуюся, но довольную деточку за такой пустяк! А потом стало две пары сапог, и площадь грязи и песка, принесенных с улицы, увеличилась втрое. Не вдвое, а именно втрое, потому что нельзя же просто зайти и спокойно снять одежду и обувь, надо же потолкаться, посоревноваться в меткости по закидыванию грязных перчаток на батарею, потоптаться и попрыгать в ожидании освободившегося пятачка под обувь…

Или еда. Один ребёнок с бананом в комнате — допустимо, двое — уже риск забытых шкурок и упавших и размазанных частей на ковер (опять же как следствие взаимодействия). Но как объяснить, что по-одному в комнату с едой можно, а вдвоём уже нельзя? Никак. Это как с собаками: либо да, либо нет, вариации останутся за гранью понимания. Поэтому правило одинаково для всех: еда — на кухне, за столом.

Последствия разной степени попустительства со своей стороны я до сих пор наблюдаю: намертво размазанный по занавеске пластилин, разукрашенные обои и диван со следами маркера, разбитый плафон от меткого попадания мячом, синие круги от шариковой ручки на ковролине и капли разлитого когда-то и не отчищающегося компота на ковре. Это все не критично, конечно, но я, как бэ, не Рокфеллер делать ремонт каждые полгода, а жить в условиях тотальной загаженности в мои планы тоже не входит. Так появились вышеперечисленные правила.

Я отдаю себе отчёт в том, что дети — существа непредсказуемые, с богатой фантазией и кучей поводов для праведного гнева. Но я не имею ввиду такие мелочи как выдавленные тюбики с пастой (хотя и их жалко), разбитую посуду, рваные штаны, расстриженные фотографии, разукрашенные гуашью дверцы шкафов, фантики за диваном, игрушки тонким слоем по полу и съеденные цветы. С этим я как раз вроде бы научилась мириться. Но разговор о таком поведении, которое не сведет мою жизнь к одним только уборкам и чисткам. А я не смогу жить в бардаке, перешагивая через завалы брошенной где попало одежды, читать книгу в кресле, если рядом стоит батарея из немытых и забытых кем-то чашек и не замечать въевшегося клея на стенах и шкафах. Речь о базовых правилах поведения, некой экологичности существования, позволяющей всем чувствовать себя комфортно. А крошки на полу и пластилин на ворсе — это не комфортно.

А теперь представьте, что детей не два, и плюс к своим приходят и не свои, каждый со своими установками и безбашенностью. Если приходят дети из однокомнатных квартир, где вполне естественно тусить «везде», они переносят эту модель и на дом в целом. А наше «везде» — немного другое, это не только кухня с залом, но и остальные комнаты, соответственно, разгребать потом придётся тоже «везде», а не только закуток на кухне. А я все-таки за рациональность в использовании своих ресурсов)

Я бывала в гостях у больших семейств и, знаете, в тех из них, где применялись различные запреты, находиться было приятнее, чем там, где «мама — анархия». И дело не в музейной чистоте или ходьбе по струнке, а в том, что дети там привыкли к тому, что они не одни, что есть старшие, у которых уроки, есть средние, которым лишь бы побегать, и есть совсем малыши, которые спят несколько раз в сутки, и для этого нужно соблюдать тишину. Они обучены уважать потребности и труд остальных членов семьи, умеют играть в тихие игры, когда это необходимо, наводят чистоту после совместных игрищ, и самый младший всегда под опекой более старшего. Там никто не обижается на строгий тон или установленные правила, потому что это залог здорового климата.

И как только я все это осознала, мне стало легче дышать и устанавливать границы для маленьких гостей. Преодолевая, порой, сопротивление и непонимание «почему здесь так нельзя, если дома можно?». Я готова побыть Бабой Ягой какое-то время, если в результате подобной придирчивости в доме будет чем менее грязно и чуть более безопасно передвигаться (не опасаясь в ванной наступить на мелочевку из лего или осколки разбитой лампочки). На счастье, друзья все оказывались адекватными и ещё ни один родитель открыто не выступил против такого подхода. Значит, дело не в том, чтобы смиренно закрывать глаза на детский произвол, а в том, чтобы осознать себя хозяйкой территории и устанавливать правила игры без угрызений совести.

Понравилась статья? Поделитесь в соцсетях!

Комментарии: