Что вы делаете, когда болеют дети?


chto-vy-delaete-kogda-bolejut-detiЯ, например, волнуюсь, а раньше ещё и расстраивалась и вообще испытывала целую гамму эмоций, от страха до чувства вины. В одной куче варились и переживания за ребёнка, и комплексы по поводу «а вот говорила мама носки надеть», и досада на сорванные планы.

Когда появляются первые зелёные сопли у первого ребёнка, многим ли удаётся сохранять хладнокровие и избегать большинства совершенно бесполезных действий? Сколько молодых мам способны спокойно принять высокую температуру у малыша? А насколько хватит выдержки у родителей, чтобы не сеять панику вокруг себя и ребёнка, впервые заболевшего ангиной? А если кашель уже несколько недель?..

Первый порыв, как правило, это поддаться самокритике с поиском виноватых и причин заболевания: гуляли без шапки, спали с открытой форточкой, играли с Сидоровым, а он чихал, ходили в гости после бани, промочили ноги и т.п. Да, действительно, искать источник заразы, пожалуй, надо, но вы никогда не замечали, что дети могут заболеть «просто так»? Ну, вот неоткуда было взяться простуде и насморку, а они вдруг появились. И наоборот, всё шло к тому, что наутро будет больное горло, ан нет, проснулся огурцом.

Странным это кажется ровно до тех пор, пока мы не усваиваем простую истину: все заболевания на физическом уровне — это, как правило, только следствие каких-либо эмоционально-психологических расстройств. Это справедливо по отношению к детям так же, как и ко взрослым. Если ребёнок подавляет в себе ту или иную эмоцию, она обязательно вырвется наружу физической болью. Тело — проводник наших внутренних желаний, оно чутко реагирует на наши потребности и стремится помочь в реализации желаемого.

Если хочется кричать от гнева, а тебе «затыкают рот», или хочется плакать, но в семье так не положено, то скорее всего будет болеть горло. Да, скорее всего именно поэтому, а не потому что пьешь молоко прямо из холодильника. Если в садике противный воспитатель или кто-то накануне там сильно обидел и туда ну совсем не хочется идти, то на завтра у ребенка может разболеться живот в качестве спасительного круга по оставанию дома, а не из-за того, что за ужином было съедено много конфет. Если родители ссорятся и кричат при ребенке, обвиняя друг друга во всех неудачах, то у последнего может развиться отит, лишь бы не слышать того, чему ему приходится быть свидетелем.

То есть физический недуг — это на самом деле попытка организма прийти на помощь внутренним неурядицам. Восстановить баланс желаний и возможностей. Способ получить нечто, что не удаётся получить другим путём. Любая болезнь вообще имеет свой язык. Если начать честно отвечать на два вопроса: «что эта болезнь позволяет мне делать?» и «что она позволяет мне НЕ делать?», то довольно быстро (или не очень — в зависимости от запущенности) можно найти причину заболевания. Понять, что именно мы блокируем в своём подсознании, какие скрытые (не)желания.

Например, сломанная внезапно нога прямо перед поездкой на важный семинар может указывать на страх перед этим путешествием. Лиз Бурбо в своей книге «Твоё тело говорит тебе: люби себя» приводит пример с публичными выступлениями, боязнь которых настолько её сковывала, что каждый раз у нее начиналась диарея (как возможность избежать выступления перед публикой). И как только она разобралась с истинной причиной, то и недуг отпустил. Я помню, как у меня впервые в жизни ужасно разболелись уши после того как я несколько раз подряд просила детей не шуметь, потому что очень тяжело переносила их крики. В результате я почти перестала их слышать — организм сам «пришёл на помощь». А средний сын во вторую ночь после выписки нас с младшим из роддома весь покрылся крапивницей. Тоже, казалось бы, на ровном месте, первый раз, но видимо для того, чтобы снова иметь возможность поспать с мамой, а не в отдельной кровати, так как наутро все бесследно исчезло и не возвращалось. Убедился, что всё как прежде и дальше спал один.

Потому что у детей все точно так же. За исключением, пожалуй, что в большинстве случаев их болезни — это призыв побыть вместе с ними, сигнал о недостаточности внимания, персонального, личного. Так, старшие детки могут приболеть при появлении младших, когда львиная доля времени мамы уходит на контакт с малышом. Или мама вынужденно пропадает на работе целыми днями, или уехала в срочную командировку, или даже в роддом, то тогда температура из ниоткуда может позволить ребенку напомнить о себе, хоть как-то вырвать и для себя кусок маминого времени (читай — любви). Он будет искать подтверждения, что все ещё нужен, любим своим самым родным человеком.

А ещё дети прекрасные индикаторы внутреннего состояния мамы. Они видят в ней то, что она может очень упорно прятать от самой себя, от них и не только: злость, гнев, страх, ярость, желание крушить все вокруг и рвать на себе волосы с громкими воплями. То, что она подавляет в себе, дети считывают как с листа и вместо неё выполняют все эти действия с похожими эмоциями. Они в сцепке друг с другом, и просто «помогают» маме разрядиться, потому что сама она себе этого не разрешает. «Бешеные» дети = разряженная батарейка у мамы, энергия на нуле, нужно срочно пополнить свои запасы.

Но, вообще говоря, близок вам такой подход при сборе анамнеза или нет, бежите ли вы сперва к справочнику о связи заболевшей части тела и сути заболевания или сразу к домашней аптечке, анализируете ли эмоциональную обстановку в семье или в садике или нет, задумываетесь ли над своим собственным самочувствием или сначала во что бы то ни стало стараетесь вылечить ребёнка, — главное, что мы можем подарить детям во время болезни, это своё спокойствие, внутреннее и внешнее. Не надо убиваться собственным горем от обычного насморка, и даже если ситуация действительно серьёзная и требуется вмешательство врачей, своим беспокойством мы только усугубляем всю картину. Ребёнок в основном черпает информацию о себе от мамы, от человека, которому доверяет больше, чем любому именитому доктору. И слова — далеко не главный источник этой информации, помните ведь? Мысли первичны, наши ожидания и прогнозы — важнее диагнозов, тем более слова поддержки и бодрое расположение духа — просто бесценны для малыша. А если мать полна тревоги и прокручивает в голове самые страшные варианты развития событий, не стесняясь при этом вслух причитать и кликушествовать, говорить как же все плохо и мы все, наверное, умрем, то ребёнок не может не среагировать на подобные прогнозы, он будет стремиться соответствовать нашим ожиданиям.

Можно лечить травами, гомеопатией, антибиотиками или уколами, в частной клинике или в районной больнице, вызывать врача на дом или звонить в скорую, но все это должно быть лишь фоном нашей уверенности в необходимости и в благополучном исходе всего происходящего. Демонстрируя позитив и спокойное поведение в купе с ударной дозой того самого внимания и вовлеченности в ребенкины проблемы, мы получим желаемый эффект куда быстрее, чем сами могли предполагать.

Так что когда вы сделали все необходимые звонки, сдали все анализы, получили назначение и уже пьете горстями прописанные лекарства, то есть сделали всё то, что зависит от вас, то следующим пунктом должно стать культивирование в себе чувства спокойствия и доверия. Раз от нас больше ничего не зависит, то и нервные пляски вокруг больного делу не помогут, а только усугубят. Сконцентрироваться нужно на себе и своих мыслях, остановить внутренний диалог о всевозможных последствиях, перестать шерстить интернет на предмет страшилок, думать «только о хорошем» и даже не о том времени, когда все пройдёт, а оставаясь мыслями в настоящем. Быть рядом, вести по возможности привычный образ жизни, стараться дать то, в чем испытывает нужду ваш малыш: время, мысли, общение, взаимодействие, быть в контакте с ним и с собой одновременно.
И пусть все детки выздоравливают!

Понравилась статья? Поделитесь в соцсетях!

Комментарии: