Любит не любит


Багира

Довольно долго я смущалась говорить о том, что люблю детей.
“Ага, любит она, — думала я, — а сама через день горло надрывает в воспитателльных целях…” Так не любят. Если любят, то не орут, не срываются в нудные нравоучения и не включают мультики вместо совместного занятия творчеством.

Чувствовала себя врунихой. Мне все время казалось, что кто-нибудь после такого заявления тут же уличит меня во лжи и лицемерии, мол это все напоказ, а я же вот только что видела, как ты его по пятой точке шлепнула…

Ну да, кричу, ругаюсь, могу и к попе приложиться, чтобы в чувство привести иной раз. Бубню про грязные ботинки и скомканные рубашки, ворчу из-за крошек на диване и искромсанной мебели. Постоянно ловлю себя на привычке отказывать ещё до того, как осознаю саму просьбу (в сладком ли, в мультиках ли, в можно-он-у-нас-дома-погостит и пр.). Не всегда умею найти общий язык с четырёхлеткой, мнящим себя как минимум совершеннолетним. Трудно бывает договориться и с тем, кто постарше. Устаю от затяжного нытья младшего, не высыпаюсь от ночного дежурства покормить-пописать-успокоить…

Иногда кажется, что вообще ничего не могу, не умею, не справляюсь,- где же тут любовь?

Если утверждаешь, что любишь, то будь добра соответствовать принятым стандартам годной тыжматери: будь терпелива, ласкова, понятлива, заботлива и неутомима. Изучай психологию, излучай свет, применяй полученные знания, сначала докажи всем вокруг, а потом ораторствуй.

В общем, боялась я упреков в двуличии (от самой же себя они и прилетали чаще всего!), и вообще чувствовала себя уязвимой в этом месте.

Но, знаете, я отыскала свою точку опоры. Ту, что придаёт уверенности в искренности своих убеждений. Я поняла, что мне абсолютно не жаль на всё это времени. Мне нравится, что “лучшие свои годы” я провожу именно за этим занятием — нахожусь рядом с ними. Учусь быть счастливой вне обстоятельств, и тем самым учу и их тому же.

Хорошая ли, плохая я мать — дело десятое. Наверное, не самая ужасная, но и не идеал, разумеется. Я не знаю, какой он — идеал, и не хочу им быть, предпочитая оставаться настоящей. От идеала часто веет холодом, а от мамы-урагана хотя бы живых эмоций можно нахвататься.

Материнство — это не просто красивые дети в одинаковых костюмах. Это всегда и слёзы, и обиды, и недовольство, и постоянная работа над собой и вокруг себя. Усталость и тоска по беззаботным временам, когда ты принадлежала только себе. Неизбежная ограниченность в выборе досуга и круга друзей, которые бы могли разделить с тобой твой образ жизни.

И вместе с тем, это умение видеть и понимать, что именно сейчас ты на своём месте. Здесь никто не в силах тебя заменить: ни бабушки, ни няни, ни воспитатели. Ни одна из них не сможет полностью утолить потребность детей именно в материнском участии. В нужной форме и в нужной дозировке. Одни слишком сильно опекают, другие чересчур критичны и формальны, третьи бывают и вовсе равнодушны.

Кто угодно из них может быть на подхвате, в качестве профилактического проветривания мамы, но никак не на постоянной основе выполнять роль Главного. Даже больше скажу, чем больше у мамы будет таких заместителей, тем лучше. Потому что в таком случае каждому из них будет достаточно находится с ребёнком по часу-другому, просто сменяя друг друга по необходимости раз в неделю. Это вполне преподъемный срок, чтобы настроиться на дружелюбное общение с малышом и не успеть устать настолько, чтобы начать в нем видеть фашиста. А маме эта пара часов необходима как воздух для реабилитации самой себя.

Я люблю детей. Особенно своих, конечно. Учусь любить ещё правильнее и осторожнее, чтобы не раздавить в объятиях (у меня ведь мальчики) и не покалечить тяжёлой рукой одновременно. Конечно же, ошибаюсь, ломаю дров, снова переучиваюсь, но никак не понимаю тех мам, что под модным нынче лозунгом “мама счастлива — все счастливы” с рождения переводят младенцев на смесь и в отдельную комнату, желая спать всю ночь, а с года отдают в сад, желая независимости и “самореализации”.

Любить для меня — значит, признавать неизбежную жертвенность в отношениях мать-младенец. Любить, значит, делиться, отдавать: тело, время, энергию, знания.

Отдавать грамотно, бережно по отношению к себе. С пониманием того, что перед тем как что-то отдать, этим необходимо как следует запастись. Причем впрок все равно не получится, поэтому надо учиться постоянно пополнять свои закрома, иначе вместо любви происходит насилие. Дети — настоящие вампиры в этом смысле. Хотите вы или нет, они живут за счёт энергии материнской любви. Поэтому они будут выжимать её из вас по капельке даже тогда, когда вы не успели подготовиться к атаке и совсем опустели. А что может быть страшнее круглосуточного насилия?

Не побоятся возможных растяжек, метаморфоз с фигурой и весом; не пожалеть забросить спорт и хобби, и быть заброшенной занятыми на работе друзьями; не испугаться трудностей и найти в себе силы принять, что у мужа жизнь практически не изменилась, разве что ответственности стало больше — это все тоже про любовь.

Я люблю детей. Наверное, поэтому мне не приходит в голову всех кормить из одной кастрюли.

Это вообще одна из моих миссий — кормить. Так, чтобы у каждого было ощущение, что его здесь ждали, ему рады и его предпочтения в еде уважают.

Странно было бы позвать в дом гостей и накормить их манной кашей с какао. Если только в качестве флэшмоба. Но нет, мы же обычно готовим разные блюда, зная, что кто-то не ест лук в салате, кто-то бобы, а у кого-то вообще аллергия на свеклу. Мы не стремимся как-то облегчить свою задачу гостеприимного хозяина и подогнать всех под свои пищевые привычки, наоборот, стараемся угодить.

А чем семья-то провинилась? Почему надо непременно всем впихивать геркулес на завтрак и гороховый суп на обед? А если он кому-то ненавистен?

Я не против каш, вообще не против ничего, кроме уравниловки за столом. Мне нравится спрашивать перед тем, как начать готовить, есть ли у кого какие пожелания на меню к ужину. Да, не всегда удобно варить в трёх кастрюлях три гарнира (не всегда и спрашиваю), но всегда приятно видеть, как еда исчезает с тарелок без дополнительных уговоров и торгов.

Любить вообще не очень-то удобно. Постоянно ощущаешь себя пунктом обмена пустых бутылей из-под горючего на полные. Они тебе тащат негатив, а ты его должна утилизировать так, чтобы на выходе случился позитив. С любыми непонятными эмоциями они бегут к тебе в ожидании, что ты их как минимум нейтрализуешь. Делятся переживаниями в надежде, что ты их устранишь. Да и вообще не церемонятся особо перед тем как откачать из тебя новую порцию энергетика, с любовью сотканного тобой из нервов, пота и крови! Они просто живут рядом, такие обычные маленькие люди со своим набором тараканов и бриллиантов.

Любые педагогические огрехи исправимы, если они осознаются. Почти любой “иди в угол” можно успеть заменить на тёплые объятия. Каждая попытка мирно урегулировать конфликт при помощи советов из умных книжек, и каждый спонтанный окрик, после которого происходит мыслительный анализ того, как в следующий раз его можно избежать, выдаёт в вас человека, который тоже любит детей.

Понравилась статья? Поделитесь в соцсетях!

Комментарии: