Оставаясь оптимистом


все будет хорошо

После того, как наш малец угодил своими шустрыми ножками в остатки от костра, где тихо допекалась картошка, задумалась, не написать ли инструкцию по тому, как лучше вести себя, оказавшись в похожей ситуации только зрителем.
Но что, если у всех разное восприятие и ожидания от подобного? Вот очень интересно, кто чего ждёт от окружающих? Активного вмешательства при полном самоустранении или, наоборот, «отстаньте все, мне виднее»? Всегда ли удаётся сохранить самообладание или это каждый раз предобморочное состояние? Получается ли самостоятельно трезво оценить нанесенный вред здоровью, и насколько эта оценка потом оказывается верной?

Я так понимаю, что люди в целом делятся на две категории: тех, кто всегда склонен чересчур драматизировать, и тех, кого всегда тянет чуть преуменьшить тяжесть травмы. Есть ещё врачи с объективным диагнозом, но их сейчас в расчёт не берем, потому что речь идёт именно что о мгновенной реакции.

Себя я скорее отнесу ко второй группе. Даже не могу объяснить, что это больше: приобретенный навык или врожденное сознание. Но каждый раз, когда случается нечто стрессовое, я очень долго держусь хладнокровно, особенно, когда никого нет поблизости. Додумываю скрытые возможности организма, способности к естественной регенерации у детей, защитные механизмы, предусмотренные природой, и всё в таком духе. Можно назвать это неосознанным оптимизмом или верой в отсутствие случайностей.

Например, мне привычнее думать, что, поперхнувшись, ребёнок в состоянии сам откашляться. Ему не надо стучать по спине и трясти за ноги вниз головой. Этот очень помогает убрать излишнюю тревожность и смотреть в глаза малышу с уверенностью в его силах. Тогда он тоже верит и справляется.

Зато если есть муж, папа или кто-то другой с менее развитой эмоциональной составляющей, а, следовательно, более стабильным разумом, то «сдуваюсь» я гораздо быстрее, потому что чувствую, что могу переложить часть переживаний (которые всегда присутствуют) на него. Могу тут же заблеять «что же делать, спасите-помогите», и тогда уже наступает их очередь демонстрировать спокойствие и невозмутимость. Меня это очень успокаивает и приводит в чувство. Причём это срабатывает на уровне инстинктов. Я не успеваю головой оценить, при ком можно дать слабину, а при ком не стоит. И это удивительно! Очевидно, мы кожей чувствуем психически более зрелую личность.

Если же рядом оказывается мама или кто-то с похожими поведенческими характеристиками («ой-ой-ой, мы все умрём»), то это становится дополнительным испытанием на прочность нервной системы. Потому что помимо своей приходится активно сопротивляться и чужой панике.

Кстати, именно собственные ощущения от проявленной кем-то старше уверенности, от ощущаемого таким образом покровительства и защиты, заставляют и себя вести аналогичным образом, находясь рядом с младшими. Мы передаем веру в положительный исход как по цепочке, от сознания к сознанию, от старшего к младшему. Благожелательный настрой и энергия уверенности — на мой взгляд, лучшие друзья в критических ситуациях.

Так вот, если бы это было возможно, то я бы пожелала, чтобы в эти не самые приятные моменты в жизни в окружении всегда находились люди с устойчивой психикой.
Это же стресс. Как для ребёнка, так и для его родителей. Поэтому так здорово, когда никто не начинает срываться в нелепые обвинения, искать конкретного виновника с непременным взысканием, кричать, живописуя ужасные картины возможных последствий, одну страшнее другой. Так хорошо, когда тебе предлагают конкретную помощь, адекватную ситуации. Ту, которая действительно необходима, но о которой не каждый догадается. Так прекрасно, когда никто не вмешивается в действия отца и матери, навязчивыми попытками указать на неправильность реакций, а реально понимает кто здесь за что несёт ответственность.

Однако не менее важным я считаю и наличие в толпе хотя бы одного человека, который, несмотря на желание всех остальных верить в чудеса и в то, что «все будет хорошо», укажет таки на необходимость проконсультироваться с доктором. Потому что иногда за желанием бодриться и не признавать очевидного скрывается самый обычный страх.
Что интересно, когда рассказываешь и показываешь волдыри от ожога, следы от ран, шрамы и т.п. мужчинам (брату, кому-то в очереди, друзьям, старшему поколению), почти все как один говорят, что не могут даже думать об этом, настолько болезненно переживают за ребёнка. Женщины, матери (не бабушки) в этом плане более стойкие.

Я видела, например, как невозмутимо одна мамочка в ожидании приёма к травматологу, пшикала Пантенол на уже облезшую ножку сына от обваривания кипятком. Она ему сочувствовала, разумеется, но не обливалась слезами вместе с ним, а сохраняла спокойствие, утешала и помогала отвлечься на более радостные картинки.

В самом деле, неужели ребёнку или его родителю станет легче, если в критической ситуации начать сгущать краски, рассуждать вслух о похожих случаях с печальным финалом, сеять панику и вселять страх в без того напуганный мозг непосредственных участников? Для чего вводить в ещё больший стресс мать, которая, будьте уверены, и без постороннего вмешательства уже напридумывала всякого? Как это поможет пережить неприятность?
Задача родителя, на мой взгляд, состоит как раз в том, чтобы собраться с духом и изо всех сил сохранять спокойную уверенность и трезвость рассудка. Ребёнок очень чутко реагирует на малейшие признаки тревоги. Ему плохо, больно, он не понимает почему. Облегчат ли как-то его страдания дрожащий голос и хаотичные метания самого родного и близкого человека? Вряд ли.

Мы питаем детей своими эмоциями, наполняем своим настроением, создаём установки на те или иные действия. Дети, как известно, очень доверчивы по своей природе. Они наслово принимают любую информацию о себе от дорогого им взрослого. Так уж лучше внушать им идею о благополучном финале чего бы то ни было, чем привязывать к дурному, существующему порой только у нас в головах.
Помнится, это ещё Александр Свияш приучил меня к мысли, что каждый из нас «живёт в раю» в любой момент времени. То есть любая ситуация, какой бы уничижительной или невыносимой она нам ни казалась, всегда может стать ещё хуже. Это важно помнить и сознательно делать выбор в сторону благодарности за то, что всё именно так, а не иначе, ибо «иначе» может не замедлить проявить себя во всей красе.
Например, можно очень сильно разозлиться, если кто-то пролил тебе компот на свеженадетое праздничное платье. Подумать, что это предел и хуже быть не может, ведь тебе уже пора бежать на свидание. Но тут ты встаешь и «нечаянно» зацепляешься подолом за что-то торчащее, в результате чего оно рвётся вхлам. Ведь это хуже, чем просто испачкать? Теперь стиркой и простым переодеванием дело не поправишь.
Или можно сетовать, что живёшь в съемной однушке с родителями, безработным мужем и ещё какими-то дальними родственниками. Ужас? Но может случиться так, что даже однушку однажды обворуют, родители заболеют и потребуют ухода за собой, муж ещё и запьет, а родственники захотят открыть в квартире забегаловку…

Мораль проста: никогда нельзя сокрушаться по поводу того или иного события в своей жизни, так как обстоятельства могли бы сложиться ещё более негативно. Речь не о пассивном смирении, надо понимать, а о сознательном выборе чувства благодарности за то, что имеешь. Потому что имеешь всегда то, что заслужил. Не нравится? Копай, анализируй, меняйся, но не жалуйся на судьбу. Помни: всегда есть те, кому значительно тяжелее.
После бессонной ночи улыбаться и радоваться новому дню и «виновникам» ночных бдений мне помогает мысль о мамах двойняшек, к примеру. Каково им? Я-то всего пару часов пошарахалась от кровати к кровати и дальше спать, а они спят вообще?
Когда кто-то из детей простужается или что ещё, сохранять терпение и оптимизм мне позволяет мысль о том, что есть детки, которые уже родились с какими-то неизлечимым пороками, и их родителям нужно постоянно их опекать. А что простуда? Потемпературит и перестанет.
Если несчастный случай, то испытывать благодарность я могу уже только за то, что все живы, это первая мысль, которая молнией проносится в голове. Да, недоглядела за малышом, ступил на горячий песок и угли, упал, ободрался, поранился или что там ещё бывает, но спасибо, господи, что живой!

Так что хочется пожелать всем мамам доброго умонастроения и здорового оптимизма. Напомнить, что мы являемся центром раздач энергии счастья для своих близких, особенно маленьких. Хотим мы того или нет, мы сами выбираем, чем их «заряжать»: тревогой или энтузиазмом, пессимизмом или верой в лучшее.

Понравилась статья? Поделитесь в соцсетях!

Комментарии: