Всё пройдёт, пройдёт и это


пройдет и это

Иногда так хочется сбежать.

Взять и все «бросить». И стать снова «свободной» и «независимой». И ходить на работу по утрам, никому не готовя завтрак и спокойно принимая душ в одиночестве. Перестать мыть за всеми обувь, стирать майки и гладить рубашки десятками. Отдирать пластилин от стульев и клей от стола, отбирать пульты от всего у мелочи и вынимать батарейки изо рта, с удивлением находя там ещё и пару деталей от лего.

Перестать оправдываться как так вышло, что ребёнок опять сгрыз провод от зарядника, изломал ложку для обуви и почти оторвал антенну у роутера. Перестать обламываться в тихий час на законные два часа тишины из-за того, что что-то пошло не так: один уснул, а другой его разбудил; кто-то неожиданно пришёл в гости и уединиться нет никакой возможности; вообще никто не собирается засыпать из-за температуры, соплей или солнечного затмения. Никого никуда не возить посреди дня, не купать в бассейнах, не учить английскому, не смотреть как поёт песни на занятиях и приклеивает грибу шляпку.

Хочется читать всю ночь, а потом спать все утро. Хочется ходить на спорт, заниматься уже йогой и плавать в бассейне отдельно от детей. Хочется готовить тогда, когда хочется есть, а не тогда, когда «сейчас же из школы придёт», «через полчаса проснется голодный» или «я же вчера обещала испечь торт». Хочется хорошее кино и спать, а не отключиться незапланированно, укладывая детей.

Хочется выходить на улицу надев пуховик и сапоги, заблаговременно выбрав платье по настроению и колготки в тон, красиво так повязать вокруг шеи шарф и подвести глаза чем-нибудь изумрудным. А получается только сапоги и пуховик, который застегиваешь уже на улице, потому что предварительно собрала на прогулку троих парней. И не понять этой трагедии никому, кто этого ещё не пробовал сделать.

— Мааам, где мои кальсоны (потом штаны, шапка и перчатки — они всегда в одном и том же месте, но кого волнует)?

— У меня носок порвался!

— Я эту кофту не надену, она дурацкая (вчера была любимой).

— У меня колготки колючатся!

— Я забыл просушить сапоги, они сырые. А эти уже жмут (здрасьте, приехали).

— Не хочу комбинезон, хочу куртку!

— Не хочу куртку, хочу лето!

— У меня три пальца в одном домике…

— Мам, маам, мааааам!!!

И фоном ещё мелочь неразговаривающая, но постоянно убегающая с одевательного пятачка в прихожей то в другие комнаты уже в обуви, то за порог, но босой. Понятно, что к моменту, когда последний будет выпровожен на улицу, я уже не в состоянии крутить шарфы. Завидую тем, кто да. И это мы ещё в доме живём, а не на пятом этаже, где всем друг друга надо дожидаться там же, потея внутри помещения, а не бегая на воздухе или плавая в лужах.

Ещё мне очень хочется сдавать только свои анализы и только по собственной инициативе, а не устраивать утренний квест на тему «попробуй успеть подставить горшок», три раза. Это случилось со мной пока только однажды, но было настолько увлекательным, что уже подумываю, а так ли уж нужен нам этот бассейн. Просто представьте, как нужно изловчиться, чтобы поймать с самого утра момент и пописать годовалого на горшок до того, как он это сделает в подгузник. Многие представили, я знаю. Среднего поймать не сложно, старший сам. Потом караулим следующий анализ, который посложнее и менее предсказуем, но просто обязан случиться до восьми иначе опоздаем. И вот когда ты уже сдаешься и машешь рукой, мол ладно, сдадим завтра, а сегодня обойдемся жидкостями, случается момент икс, у всех одновременно. У младшего на пол, а у среднего куда положено, ибо никакие уговоры не убедили его сменить унитаз на горшок. Опускаю детали, и так ясно, что это стресс. И все это обостряется необходимостью очень торопиться ибо во времени мы ограничены. А на дворе почти зима, поэтому следом идёт не менее стрессовый пункт про одевания.

Хочется также немного статики. Чтоб пол оставался чистым чуть дольше пяти минут, а лучше неделю. Чтобы игрушки жили где-нибудь в одной комнате и не впивались в пятки забытыми фиксиками. Чтобы придя домой всё найти таким, каким ты и оставила.

А потом что-то происходит. Не то ночь спокойная выдаётся, не то получается лечь пораньше и выспаться, не то кто-то внезапно выздоравливает и хвалится прорезавшимся новым зубом. И просыпаешься от ласковых маленьких пальчиков, перебирающих твои ресницы, и видишь улыбку во весь рот и слышишь счастливый заливистый смех. И думаешь: Господи, неужели можно было подумать променять это на будильник?!

А внизу уже проснулись другие дети, и даже сами позавтракали, и даже почти без крошек. И одежда висит в шкафу, а не по углам, и обувь помыта и сушится. А за окном тепло, и значит можно не навьючивать сто одежек и отправить всех гулять самостоятельно, не опасаясь грязи и воды. А вечером можно и в бассейн, почему нет? Ведь справки-то все собраны. И торт, конечно, надо испечь, дети так его любят…

И чувствуешь, как снова хочется всей этой суеты и неспешности, торопливости и ничегонеделания. А тут ещё муж цветочков подарит, бабушка на тренировку отпустит или к маме съездишь на сеанс психотерапии — и всё! Жизнь снова удалась! Какая работа, о чем вы? Какой стресс? Где тут мои дорогие дети? Пошли скорее обниматься и играть в догонялки, а потом едем в лес кататься с горок и пить чай из термоса!

Усталость — коварная штука. Подкрадывается незаметно сзади и, прикидываясь заботливой подругой, начинает нашептывать разные гадости, давя на жалость к себе и ложное эго. Она почему-то не шепчет объективное «попроси помощи», «пойди приляг» или «забей на свой перфекционизм». Нет, она будет уверять «это всё они виноваты», «ты сама себе не принадлежишь», «тебя никто не ценит», «надо бежать, бежать, спасать себя пока не поздно»…

Если вовремя не диагностировать элементарный недосып, то можно столько дров наворотить, что когда выспишься — устанешь все обратно возвращать.

Задумывала написать страдальческий текст, но постоянно ловила себя на том, что улыбаюсь. Странно даже, вроде нервов тонны уходит на всякую бытовуху, но потом именно эти моменты и вспоминаются как самое радостное время. Время, когда ты точно знаешь, на что его тратишь, куда вкладываешь свои силы и для чего ты это делаешь. Видишь конкретный результат своих ежедневных действий — дети научиваются ходить, говорить, аккуратно есть, одеваться, читать, обращаться с ножом и спичками, взаимодействовать друг с другом и с внешним миром, не боясь жёсткой отдачи. А ещё они обнимаются и говорят нежности.

Поэтому предлагаю всем в любой непонятной ситуации ложиться спать. Особенно когда в голову начинают лезть чужие мысли. Когда то, что обычно радует, вдруг начинает раздражать, действовать можно только в одном направлении — в направлении поиска помощи: коммуникативной, физической, моральной или любой другой. И не затягивать.

Понравилась статья? Поделитесь в соцсетях!

Комментарии: